Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

Родители во всем виноваты, но взрослеть придется самостоятельно

Автор:
Татьяна Олейникова
Татьяна Олейникова
Родители во всем виноваты, но взрослеть придется самостоятельно
Родители во всем виноваты, но взрослеть придется самостоятельно

Ты должен сделать добро из зла.
Потому что его больше не из чего сделать.

Р.П. Уоррен «Вся королевская рать»

У меня для вас две новости: относительно хорошая и относительно плохая.
Относительно хорошая новость: да, если вам от этого легче, то это и правда так — во всём виноваты родители. Ну не так, чтобы совсем во всём, но в большой части той ерунды и дряни, которая творится в вашей жизни, виноваты усвоенные вами с детства привычки и способы обращения с собой. Которые от родителей к вам и перешли. Так что правда: родители-таки источник множества проблем.

Но есть и вторая, относительно плохая новость: хоть очень и очень многое из того, что с вами происходит — из детства, но! Ваши родители не могли иначе. У них не было выбора.

Они совершенно искренне дали вам максимум того, что у них было лучшего. Даже если мама валялась в беспамятстве, обнимая бутылку, пока четырёхлетняя малышка пыталась приготовить себе кашу, разводя муку водой из-под крана (реально знаю такую историю) — это лучшее из того, что могла дать такая мама. На тот момент силы у мамы были только на то, чтобы пить, алкоголизм побеждал с разгромным счётом.

А уж от обычных, не столь проблемных родителей и подавно нечего было ждать, что они превратятся в ангелов небесных и предоставят ребёнку всё то, в чём он нуждается. Так что относительно плохая новость по итогу звучит так: родители дали нам максимум того, что у них было. Если они не дали — у них и не было.
Из этих двух новостей, соответственно, вывод: если родители чего-то не додали, а это что-то остро необходимо, и даже посейчас без этого чего-то вы мучаетесь — значит, это что-то надо добывать себе самостоятельно.

Родители не додали безусловной любви, принятия, веры в себя, поддержки, уважения. Не научили самоуважению, трудолюбию, вере в себя, благодарности, самоподдержке. Безобразно проводили границы (да и сейчас лезут в границы выросшим уже детям). Где-то слишком рано, не по возрасту бросили ребёнка в самостоятельное плавание по жизни — выплывай, как сумеешь. А где-то, напротив, до седых волос бывшему ребёнку вытирают сопли и не позволяют вырасти и отделиться уже взрослому человеку, не дают даже капли самостоятельности.
Ну так они иначе не могли; это лучшее, на что у них хватило ресурсов и душевных сил.
Родители — они всего лишь люди, живые и обычные. Они могли только то, что могли, а с чем-то не справились. У людей такое бывает, знаете ли.

Правда, в человеческой голове плохо сочетаются эти две идеи: либо — либо. Мысль, что родители дали нам максимум из того, что у них было, плохо сочетается с тем, что нам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужно то, что нужно. Ну вот это всё нужно: и опыт самоподдержки и самоуважения, и навык веры в себя, и безусловной любви, и умение справляться с трудностями, не падая духом… Список будет большой.
То есть:

  1. Нам реально нужны всякие психологические штуки вроде безусловной любви и поддержки.
  2. Родители нам этого не дали.
  3. …И не дадут

Вообще, в ходе взросления и становления опоры на собственные силы, человек проходит три этапа:

На первом, самом раннем этапе ребёнок верит в то, что родители всемогущи, как боги, и могут дать ему всё, в чём он нуждается. И если он этого не получает — значит, проблемы во мне. Просил плохо или просто не заслужил. Других причин нет — боги не ошибаются. Значит, нужно менять себя, стараться, меняться, правильно возносить молитвы и соответствовать всем требованиям, которые выдвигает бог. Ребёнок верит: если мне чего-то не додали — значит, я плохой, мало старался или просто недостоин. Родители, как источник жизни (еды, жилья, заботы, безопасности) — непогрешимы; проблемы только со мной.

Второй этап — подростковый. Боги (родители) по-прежнему представляются всемогущими, ведь подросток (бывший ребёнок) никогда не думал о них иначе. Но теперь всемогущие боги уже не хотят исключительно добра и блага: они прячут, зажимают, не дают ценные и полезные вещи. Надо биться с ними, отнимать то, что мне принадлежит по праву. Подростковый бунт — он про это: забрать у всемогущих божеств то, чего они мне не додали, пусть даже безусловную любовь.

Третий этап — взросление и сепарация. Доходят до него не все. Здесь приходит понимание, что родители — обычные люди, где-то очень слабые и ограниченные (как и все мы), и что они если чего-то не дали своему ребёнку — то у них этого попросту не было. Это не было злонамеренностью, как кажется подростком и не было наказанием, как видит это ребёнок. У. Них. Просто. Не. Было.

По людям, приходящим на психотерапию, видно, на каком из этапов личного развития они остановились: те, кто застрял в детстве, верят, что «мне надо измениться, научите, как!». Я плохой, но я исправлюсь. А те, кто по-подростковому бунтует, верят, что «мне задолжали, скажите, как это получить?».

Застревают на ранних этапах и целые социальные группы, политические партии и даже нации. Между прочим, бунтовщики и демонстранты, которые ходят на митинги и с упоением делают селфи в автозаках, просто не замечают, что они по-подростковому требуют от всемогущей власти того, что она, подлая власть, зажала и не отдаёт. Идеи о том, что и власти предержащие не всесильны — у демонстрантов нет. Только подростковая вера в то, что всемогущий родитель не отдаёт законное и надо хорошенечко поскандалить и стукнуть кулаком, чтобы испугался и всё вернул.
Взрослость (и у этих демонстрантов, и вообще) наступает вместе с мыслью, что «у Бога нет других рук, кроме наших», и что свержение ненавистного диктатора — не конец, а только самое начало и что впереди много большой работы по обустройству мира. И что не всё покорно нашей воле — где-то придётся смиряться с ограничениями и невозможностью поставить по-своему. Есть природные ограничения, есть желания других людей, которые тоже надо учитывать. И что идеально — не получится никогда. И что самого лучшего, самого идеального не получу ни я сам, ни своим детям обеспечить идеальную жизнь я тоже не смогу. И что моим детям тоже придётся научиться смиряться с моей неидеальностью (после того, как, отчаянно побившись в попытках стать идеальным родителем, я приму свою неидеальность и смирюсь со своими ограничениями).

Когда человек понимает (на психотерапии, или начитавшись психологических статей), что мама с папой недодали безусловной любви и недовесили принятия, он разные выводы иногда делает.
Кто-то смертельно обижается на маму и пытается из неё выбить-таки недоданную любовь. Кто-то просто садится и ждёт, пока мама станет тем, кем, как ему кажется, она должна быть («ну мне же нужна мамина любовь! Значит, она должна мне её дать!). Кто-то манипулирует или гневается. А кто-то просто решает: ну нет, значит и не надо мне. Перебьюсь. Жили без этого и дальше проживём.

Не надо так. Эти две вещи вполне могут сочетаться в одном флаконе: нам это надо + родители нам этого не дали.
Ну не дали. У них, как выяснилось, не было.
Значит, надо получить это где-то ещё.

То есть, следите за руками: необязательно отказываться от мечты о том, что (в идеале) должны были дать родители, но не дали. Да, действительно, в идеальном мире, где единороги какают ромашками, всем деткам достаётся ровно столько безусловной любви, сколько им нужно. То есть — океан.
В реальности дети рождаются порой у не очень умных, не сильно психологически продвинутых и даже у недобрых людей. И вырастают потом. И хотят любви и принятия.
И имеют право их получить! Но оттуда, где оно есть, а не оттуда, откуда хотелось бы взять.
Но на осине по-прежнему не растут апельсины.
Любовь и поддержка в этом мире для тебя есть. Но совсем необязательно их даст тебе именно мама.
Иногда придётся потрудиться, чтобы дать достаточно любви и признания самому себе.

Да, на этом месте в статьях психолога обычно следует совет «идите на психотерапию». Психотерапия — отличная штука, свидетельствую. Иначе я её не проходила и сама бы в этой области не работала. Но надеяться на психотерапию как на единственное исцеление — это снова впадать в детство и отдавать ответственность другому человеку. Назначать психотерапевта на роль идеальной мамы.

Психотерапия — один из инструментов, который можно (и очень эффективно!) применить для собственного личностного роста и регуляции психологического состояния. Иногда может помочь психотерапия, иногда — випассана, иногда — медитация, путешествие или книга.

Понимаете, это вы самостоятельно принимаете решение, что собираетесь вырасти и стать взрослым, и приглашаете на роль исполнителей этой задачи самых разных специалистов: психотерапевтов, учителей, друзей, любимых людей, духовников. Все они могут внести свой вклад и помочь вам стать более зрелой личностью.
Но руль всё равно всегда в ваших руках.
Это и есть взрослость.