Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

СЕМЬЯ И РОЛИ ВЫЖИВАНИЯ: Талисман: «Да, я шут, я циркач и всё же…»

Автор:
Татьяна Олейникова
Татьяна Олейникова
: Талисман: "Да, я шут, я циркач и всё же..."

СЕМЬЯ И РОЛИ ВЫЖИВАНИЯ: Талисман: «Да, я шут, я циркач и всё же…«

И, наконец, Талисман. Эта роль особенно к лицу женщинам, потому что в Талисмане много желания жить удобно и адаптивно. Не переносящий дискомфорта Талисман всегда стремится к балансу в семье, на работе, в обществе.

Как рождается Талисманчик? Обычно это умный, живой, одаренный ребенок, и он  приходит в этот мир ожидаемым и нужным. Талисман иногда младший ребенок, иногда долгожданный и единственный ребенок, иногда девочка после мальчика или мальчик после двух девочек. Иногда Талисман – ребенок родителей, долго хотевших иметь детей. Ребенок-Талисман появляется тогда, когда в семье определился четкий источник напряжения: все наши проблемы из-за того, что у нас нет детей. Когда у нас будет ребенок, мы наконец-то заживем по-другому. Вот такой долгожданный человечек! И с самого его появления на свет все говорят: какой замечательный ребенок, красивый, умный,  способный. Мир постоянно предъявляется этому ребенку лучшей стороной. Талисманчик – это ребенок, которому все улыбаются! То есть, ему говорят: люди все хорошие, да и мир в целом неплох, в нашей семье тоже все в порядке.

Но он умный и наблюдательный ребенок. Он видит реальность мира и реальность отношений. Талисман от рождения – хороший психолог, потому у него постоянно возникает дуализм: они говорят, что все хорошо, а я вижу, что все плохо. Выбор здесь небогат: или мир сумасшедший, или я сумасшедший. Если мир сумасшедший – то тогда в нем очень страшно. Талисман живет с большим чувством тревожности по отношению к внешнему миру за окнами. Потому что там не так, как говорят, я же вижу!

А если это не с миром все не в порядке, а со мной? Поэтому Талисману точно так же  бывает присуще и чувство собственного сумасшествия: значит, я не такой, как другие!

Когда возникает напряжение, Талисман с трудом его переносит. Не должно быть конфликтов в семье, не должно быть недружественной атмосферы на работе. Талисман   умеет разрешать напряжение и позитивом, и негативом. То есть, он может в случае необходимости и рыдать, и орать, и веселить людей. Единственное, чего никогда не делает Талисман – он никогда не смеется, когда ему смешно, и не плачет, когда ему грустно. Он предъявляет те чувства, которые нужны в данный момент времени. Он веселит публику, он печалит публику. Он шут. Звеня бубенцами, он может вызывать какие угодно чувства, но сам к этим чувствам не присоединяется. Это чувство для вас, а не для меня! Собственные эмоции — закрыты.

В отличие от Благодетеля или Потерянного ребенка Талисман знает о своих чувствах. Но он разбирается с ними наедине с собой.

Для Талисмана самая жесткая родительская директива – не взрослей. Потому что ты именно ребенком пришел в нашу семью, потому что именно ребенок нам нужен для нашего кривого баланса. Это при тебе нельзя кричать и ссориться, это из-за тебя нельзя было разводиться, это для тебя папа выглядит таким хорошим, а мама – доброй и терпеливой. Только потому, что ты ребенок, мы сбалансированы. А когда ты повзрослеешь, все рухнет!

Потому Талисман внутренне – всегда ребенок, он боится взрослой ответственности. Она для него тяжела и малопонятна. Играет он очень творчески, очень сильно, энергетично, но вот взять на себя взрослую ответственность, сделать серьезный шаг и оценить ситуацию ему сложно. Это же надо внутренне пройти какую-то дорогу, которой Талисман боится. Потому что там он должен разбираться сам, а ему тревожно и страшно.

В школах роли выживания проявляются в разных формах. Если нет Фанатов – значит, есть короли. Талисман — это та самая фигура шута при короле. На самом деле шут обладает очень большой властью над людьми и очень большими правами. Он может сказать что-то злое. Он может неожиданно прояснить какую-то ситуацию, назвать вещи своими именами, то есть у него, казалось бы, очень много прав. И в то же время у него нет ответственности за принятие решений. Его основная задача – звенеть бубенцами, снимая напряжение.

Талисман — замечательный, яркий, как сияющая вещь, которая очень нужна, которой дорожат – но она висит на цепочке на чьей-то шее. И если цепочка рвется, настоящий талисман падает в грязь. Потому кто-то другой должен за Талисмана отвечать. Должна быть шея, на которой он висит. Женщина-Талисман, если муж разоряется, скорее идет на панель, чем искать работу. Как Сонечка Мармеладова. Потому что надо найти кого-то, кто будет отвечать, только не самому за себя!

Если говорить о женщине-Талисмане, то о шее, на которой висит, она знает все: как с ней взаимодействовать, как ею манипулировать,  как развеселить или заставить расплакаться, а о самой этой женщине мужчина знает очень мало, она закрыта. Откроешься – не сможешь контролировать. Жизнь пойдет спонтанным способом, тогда с ней придется разбираться по ходу жизни, а Талисману надо заранее пошагово знать, что делать в каждой ситуации. Поэтому Талисман не в потоке жизни – он лишь выхватывает из нее куски.

Если на работе Талисман получает должность, где ему пришлось бы брать на себя ответственность, он внутренне всегда соскальзывает с нее. Он воспринимает работу как очень  интересную игру. Талисман-начальник может  переложить ответственность даже на свою секретаршу. Очень часто при анализе в коллективе виден скрытый начальник – взрослый и ответственный человек, к кому обращаются в серьезных случаях через голову Талисмана. Пока он играется в начальники, все замечательно, но когда случается что-то серьезное, сразу видно, кто отвечает за ситуацию.

На работе Талисманчики лет до ста все Оленьки, Сашечки, Юлечки. Хотя все остальные их сверстники уже давным-давно Виктор Иванычи и Марфы Петровны. К ним все замечательно относятся, но когда нужно принять немедленное ответственное решение или срочно что-то очень серьезное сделать, это поручается кому-то другому. А вот чаю попить, посидеть всем вместе – незаменимый человек! Его любят, к нему очень хорошо относятся, но не продвигают. Потому что как только его пытаются продвинуть, он сразу же предъявляется немножко ребенком. Сразу появляется ощущение: да нет, что вы, он не потянет, ему будет тяжело. Хотя это абсолютно не соотносится с фактическим багажом знаний Талисмана, его интеллектом, рабочими качествами. Он может с ходу уметь, знать, мочь. Но в тот момент, когда надо двигаться, он тут же начинает оглядываться: нет ли здесь человека, который возьмет на себя ответственность.

«Давайте поговорим серьезно!» Для Талисмана это тоже непосильная вещь. Серьезно – это взрослый со взрослым, это в открытую. Призыв к открытому общению для Талисмана очень некомфортен.

С другой стороны, это очень успешная роль, потому что этот человек легко входит в контакт, его любят. Однажды видела бабушку-Талисманчика в метро, которая споткнулась, что-то уронила и подняла талисмановы глаза. Немедленно со всех скамеек поднялись молодые люди и побежали подавать ей уроненное. Позиция Талисмана: какие вы хорошие люди, когда вы за меня отвечаете!

Сильная родительская директива делает все, чтобы сохранить эту балансирующую фигуру. И Талисман очень легко принимает за родительскую семью группу, отдел, коллектив и начинает его балансировать. При шуте всегда должен быть король. Без короля шут не существует. В паре король и шут король – это может быть начальник отдела или генеральный директор — принимает решения и берет на себя ответственность. Правильные или неправильные – но решения. Но при этом любому королю необходим шут, который будет сглаживать ситуацию, разрешать конфликты и в мягкой форме вводить в сообщество те нововведения, которые король считает нужным вводить. Это не клоун! Шут не обязан только веселить публику. Эмоционально Талисман свободен. Он может делать все, что хочет: оскорблять, дразнить, закручивать ситуацию, раскручивать ситуацию, веселить, смешить, он свободен!

Особенность Талисмана проявляется еще и в том, как он взаимодействует с другим ролями. Он действует ситуационно. Сегодня дружит с кем-то, завтра против кого-то, потом на кого-то нападает, к кому-то присоединяется по собственным ощущениям кривого баланса. То есть, Талисман сегодня с папой — завтра с мамой, послезавтра – со старшим братом. Он присоединяется к слабому, иногда защищает обиженного, иногда начинает жестко выступать в роли почти Козла отпущения, чтобы семья сплотилась. Но очень легко из негатива выплывает. Он там не застревает. Талисман может проиграть в семье практически все роли выживания. Очень слабая фигура, пока он находится в этой роли, но фигура с очень большой энергией и большими возможностями, когда из роли выходит. Это достаточно сильный человек, который притворяется слабым.

Вы заметите Талисмана еще по одной характерной особенности. Если у вас на приеме будет сидеть семья, то, рассказывая о неудачах и поступках членов семьи, об одном из них семья будет говорить с некоторым умилением. Двойки получает, в школу ходить не хочет, но такой смешной! Вот эта легкая умиленность – грозный признак, что вам описывают именно Талисмана. Однажды мне рассказали о мальчике, который взял банковскую карту папы и начал снимать деньги. И когда мама с папой рассказывали мне об этом, у них все время проскальзывало: «Знаете, как это интересно получилось! И как-то он это так ловко сделал!» Привели Талисмана. Он огляделся, посмотрел на родителей, посмотрел на меня и зазвенел бубенчиком. То есть, он тут же попытался включить меня в обслуживаемое пространство. Давайте все вместе будем играть в эту игру! Они расстраиваются, вы расстраиваетесь, давайте же общаться!

Сами они приходят к терапевту, когда чувствуют, что у них начинается сильное рассогласование между их подлинной мотивацией и тем, что происходит вокруг. То есть, Талисману хочется что-то делать, но почему-то он этого сделать не может. Талисманское поведение ему не дает возможности двигаться.

Сами они о своих неудачах рассказывают вовсе не с умилением. У Талисмана нет умиления собой. Внутри него много тревоги, достаточное понимание себя и своих чувств. Более того, умиление окружающих он сам видит и может о нем рассказать. У него ясная картина происходящего, но только нет сил перестать ее менять, и наконец-то заняться собой. У него все время есть иллюзия, что в конце концов он дозвенится до того, что что-то изменит в мире.

Если говорить о границах, то он очень тщательно удерживает дистанцию. Приблизиться к его границам у вас не получится. Он отодвинется, наделает шуму, но не подпустит. Ему спокойней, когда вы стоите далеко. А вот нарушить границы других людей – для него раз плюнуть! Потому что он о других людях много знает, хорошо в них разбирается и легко входит в их жизнь, в их проблемы. Ему надо учиться, с одной стороны, разрешать людям подходить близко, а с другой стороны – учиться уважать границы других людей.

Проверка Талисмана – сделать что-нибудь детское. Когда мы говорим о творческом ребенке во взрослом, мы говорим о принятии детской части, но у него обычно есть и взрослая часть. Талисману же художнику, который творит спонтанно, нужен кто-то взрослый, кто будет продавать его картины, давать ему роли, вообще держать за пазухой.

Если жена Талисман, то, если муж устал, она должна позвенеть, посмеяться или поплакать, чтобы отвлечь его. А вот Жена-неталисман скажет: «Я понимаю, что ты устал, но у меня сейчас столько проблем накопилось, мне сегодня так несладко, давай сегодня поговорим обо мне!» Она должны разрушить это обслуживание, предъявить себя.

Чтобы успокоить Талисмана, ему говорят: «Только ты меня поддерживаешь! Только ты знаешь, что со мной происходит». Когда мы висим на веревочке на чьей-то шее, у того, у кого мы висим, появляется сверхответственность за себя. Человек боится распоряжаться собственной жизнью так, как он хочет, потому что он должен сохранить шею для Талисмана. И когда Талисман встает на свои ножки, на самом деле он дает свободу кому-то не отвечать за себя.

То, чего так не хватает Талисману, это право на спонтанность, на импульсивность. Одна из проверок Талисмана: сказать ему «Быстро сделай!» Он тут же застревает. Зачем? Он же должен сначала решить: а надо ли это сделать сегодня, сейчас? Для чего это нужно? Он же должен сначала найти подход к этому, а потом уже сделать. После этого Талисман своей танцующей походкой пойдет и что-то изобразит, но просто взять и сделать без того, чтобы спросить, а зачем это нужно, он не может. Потому что это вопреки его природе.

Джокер в картах всегда может стать кем-то, кем не является. Такая странная, но очень сильная фигура. У Талисмана тоже есть подозрения на этот счет, и обычно эти подозрения он окрашивает в сильную тревогу. Ощущение, что в любую минуту его могут поймать за руку и сказать: ну какой же ты король? Ты джокер! Как бы он успешен не был, у него есть беспокойство, что он не на месте. И вся работа с Талисманом нацелена на признание себя отдельным, стоящим на земле человеком, действующим в своих интересах, принимающим и выражающим свои собственные чувства. Другая тревога — ощущение оторванности от окружающего мира, постоянный страх, что что-то случится и шея — то, на чем ты висишь – может исчезнуть. Это ж надо брать на себя ответственность, а я не знаю, как!

Человек, который вышел из роли Талисмана, сохранив все богатства этой роли, очень успешен. То есть, сохраняется умение разрешать конфликты, свободно выражать свои эмоции, хорошее знание людей, но появляется ответственность за себя и свобода. Исчезает кнопка, которая включает шута. Потому что у Талисманчика есть кнопка, которая в ситуации напряжения включается, и он начинает сбрасывать это напряжение с других людей. И очень часто он проявляет себя более беспомощным, чем он есть на самом деле, чтобы другие чувствовали себя сильными. Он говорит: «Я этого никогда не могу сделать!», для того, чтобы другие почувствовали, что они могут. То есть, нажали кнопку – и заработал шут, обслуживающий других людей. Если исчезает эта кнопка – остается человек, который может быть серьезным и взрослым, когда требуется, и веселить публику, когда он считает нужным. Он может поддерживать людей, но тогда он осознает, что поддерживает, сохраняя ответственность за себя, а не делает это автоматически.