Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

Болезнь роста или как меняться, не теряя любимых

Автор:
Татьяна Олейникова
Болезнь роста или как меняться, не теряя любимых

«- А ты могла бы не так напирать? — спросила сидевшая рядом с ней Соня. — Я едва дышу.
— Ничего не могу поделать, — виновато сказала Алиса. — Я расту.
— Не имеешь права здесь расти, — заметила Соня.
— Ерунда, — отвечала, осмелев, Алиса. — Вы же прекрасно знаете, что и сами растете.
— Да, но я расту с приличной скоростью, — возразила Соня, — не то что некоторые… Это же просто смешно, так расти!
Она надулась, встала и перешла на другую сторону зала».

Кто Вам симпатичнее в этом эпизоде? Алиса, которая выросла слишком быстро, так что приличным людям рядом с ней неловко? Да и ей самой, признаться, тоже?

Или может быть Соня, которая жила себе, жила, подремывала, никому проблем не доставляла, и вдруг кто-то рядом с ней начал так быстро, до неприличия, меняться, что ей стало тесно. И жить, как раньше, как обычно, уже не получается?

Этот вечный спор, в котором пребывает мир. И мы сами.

С одной стороны, мы нацелены на изменения. Ведь чуть ли не с первого нашего дня так повелось. Ты должен расти. Быть еще лучше, умнее, образованнее, профессиональнее, сильнее, нежнее, быстрее… Мы так любим эти прилагательные сравнительной степени. И постоянно мысленно сравниваем себя с собой же. Сегодня мне удалось это лучше. Сегодня не получилось, как вчера. Сегодня настроение, кажется, чуть светлее. Сегодня…

Каждого из нас так научили еще в детстве: совершенствоваться – это хорошо. Наверное, человек как раз для этого и рождается, чтобы превозмочь самого себя. Да и познает он себя в сравнении. Кибернетики знают, что единица любого знания – различие. Единичка-нолик, и уже целый язык, цифровые технологии.

 

И в то же время, если вы начинаете, как Алиса, реально расти, вы часто чувствуете себя не понятым и не принятым. Окружающим оказывается это сложно принять. Вы у них вызываете стойкое непринятие. Ишь, чего себе позволили – реально меняться. Для них это выглядит порой даже слишком вызывающе.

Наш мир консервативен. И человечество спокойно плавает век от века в собственном гомеостазе, и совершенно не настроено на то, чтобы менять ph привычной среды. И лишь только когда одинокие смельчаки сходят с протоптанной колеи и выбирают собственные дорожки по целине, застревая в траве и кустах, теряя ориентиры, не ведая куда и что, не зная когда, страшась и рискуя – только тогда, решаясь на что-то совершенно новое для себя, они запускают и новые химические реакции вокруг, меняя мир.

 

Так что каждый раз, когда мы хотя бы немного расширяем границы нашего сознания, позволяя себе стать чем-то большим, чем еще вчера про себя думали, мы создаем конфликт с окружающими.

Как у Бернарда Шоу:

«Я стал другим, новым человеком; а те, для кого существовал только старый «я», смеялись надо мной. Единственно разумный человек был мой портной: он каждый раз снимал заново с меня мерку, тогда как все остальные подходили ко мне со старой и воображали, что она все еще отражает мои действительные размеры».

А ведь бывает, как у Алисы, что костюм и вовсе начинает трещать по швам прямо на тебе. Стыд и срам. Кто же после этого будет относится к тебе без страха и упрека. К такому чудаку и подойти неловко.

 

Например, вы решаете пройти психотерапию. Проходят недели или месяцы. И вы открываете нового себя. Начинаете действовать по-новому. Говорить, что никогда от вас не слышали. Поначалу вы ожидаете, что ваша семья, друзья, это оценят, что они сами начнут меняться, что и ваши отношения тоже изменятся, но… ничего не происходит. Придя домой или встречаясь с друзьями, вы попадаете в свой старый мир, где от вас ждут привычных реакций, где ваши живые переживания вызывают недоумение или раздражение. Где всё по-прежнему, а вы другой. И вот уже ваш партнер, муж, жена, начинают вам казаться «устаревшими», не соответствующими вашим потребностям, ожиданиям. Слишком многое начинает раздражать в близком, который совсем недавно казался таким милым и понятным. И как вы могли столько времени прожить с таким человеком и не замечать этих его тараканов? Или терпеть их? Так и тянет взяться за дихлофос — так и подмывает начать вещать, давить, менять, переделывать. Навязывать всё то, чему научились, что приобрели. Или замкнуться и обидеться, наслаждаясь этой сладенькой болью непонимания. Растет, крепнет и кажется уже непреодолимым — взаимное раздражение и отчуждение…
В своей тяге к изменениям, вы начинаете думать, что расстаться – это и есть продолжать расти. Что старый мир теперь вам просто не по размеру, что вы живете с человеком из прошлого, в которое совсем не хочется возвращаться. А тащить его за собой – дело и вовсе неблагодарное.
Вы даже не замечаете, как оказываетесь во власти предубеждения. Как застреваете в собственных схемах. В застывшем представлении о себе и окружающих. Я О’Кей, ты не О’Кей. Я лучше. Ты отстой. Я пытаюсь взлететь, а ты в болоте. И всё суета. И нет ничего нового под солнцем.

 

Скорее всего, раз есть это неприятие и раздражение, вы просто не можете понять и простить прежнего себя. Себя маленького, слабого, ошибающегося, неловкого, застрявшего, порой беспомощного, каким вы были не так давно. И который продолжает жить внутри.

Скорее всего, еще не произошло настоящей интеграции, и ваше прошлое «я» тащится за вами, как бездомный пес голодный, да еще и подвывает угрожающе-жалобно.

Скорее всего также, что одновременно в вас живет этакий внутренний нацист, который дает разрешение на жизнь только всему здоровому, радостному и развивающемуся. Не принимая, отправляя в топку всё то, что хромает, спотыкается, дрожит, постарело, не выросло, что не справляется, срывается и тянет назад.

 

Всё это мешает взглянуть на мир открытыми глазами, убрать прежние фильтры, расширить свою собственную Вселенную, в которой есть место и вашему прошлому, и настоящему. И для будущего местечко найдется тоже.
В таком развернувшемся пространстве и вашему партнеру нашлось бы чем подышать. И где развернуться. Чтобы вырасти тоже. Так, как это органично именно для него. А не так, как хочется вам.
Если вы разрешите себе своё несовершенство, вам будет проще обходиться с несовершенством вокруг себя.

 

Чтобы понять, как может быть по-другому, можно представить скалу на морском берегу. (Этот образ я позаимствовала у Джона Гринберга).

Представьте, что вы стоите на краю высокого берега, лицом к морю. Точно также, как стоите на краю изменений в своей жизни. Открывшись им, словно морским просторам перед собой. Кругом – бескрайний горизонт, волны, блики солнца. И вы чувствуете себя частью этой силы. Вы осознаете эту новую свободу внутри себя, свои неизведанные пока перспективы. Вы открыты всем ветрам. И, насладившись этим, вы оглядываетесь назад.
А там – те люди, которые были с вами на пути к этому краю. Те, кто вам дорог. О ком вы думали, и кто думал о вас. Кто стал частью вашего мира.
Подойдите к кому-то из них, может быть, к кому-то, кто особенно дорог и важен, возьмите за руку и подойдите к краю скалы вдвоем.
Посмотрите вместе вдаль, не выпуская рук. И пусть другой посмотрит туда тоже, стоя рядом с вами плечом к плечу.
Что видите Вы сами, что видит другой, каково вам вместе, здесь, на краю.
А теперь посмотрите друг на друга. Каким видит вас другой? Что бы он вам сказал? Что бы вы сказали ему? Какой бы у вас получился диалог?
Потом возьмите за руку еще одного человека из тех, кто стоит рядом с вами. Почувствуйте его плечо. Взгляните на себя его глазами. Скажите то, что чувствуете.
И так поговорите с каждым, из тех кто для вас важен.

 

Расти — это расширять границы своего восприятия и осознания.
Если их расширить, то многое по-другому. Только тогда меняется мир.
Когда  мне тесно с другим человеком, то, возможно, это я сам каким-то образом ограничиваю рамки нашего мира. Боюсь увидеть наши перспективы.
Но можно сменить фокус восприятия. Ступить на край скалы, взглянуть вдаль и открыться ветру. Взяться за руки.
И что очень важно, дать время и благословение, как себе, так и другим.