Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

САМООЦЕНКА И САМОПОЗНАНИЕ

Автор:
Татьяна Олейникова
САМООЦЕНКА И САМОПОЗНАНИЕ
САМООЦЕНКА И САМОПОЗНАНИЕ

У подавляющего большинства клиентов, обратившихся ко мне за консультацией по поводу самооценки, запрос примерно один:

«Как повысить свою самооценку».

То есть чаще всего эта «предполагаемая оценка внешнего эксперта» по разным причинам бывает заниженной изначально. Причины эти, к сожалению, у каждого свои, и анализировать их необходимо в процессе индивидуальной работы. Но общие рекомендации на тему «что с этим делать» – хотя бы для того, чтобы подготовиться к такой работе для большей ее эффективности – сформулировать можно…

— Как сказал один умный человек — важно не то, как человек ценит сам себя, а то, как ценят его окружающие.
— И кто же этот умный человек?
— Это я.

Из сети

Как следует из термина, самооценка – это «оценка самого себя». То есть для формирования собственного восприятия то, как вас оценивают окружающие, вроде бы не должно иметь значения.
Но в том-то и проблема, что очень и очень многие часто путают эти вещи. И невольно ждут оценок социума, особенно достаточно актуального: даже несмотря на то, что эти оценки могут быть вопиюще необъективными.

Самооценка, особенно объективная и адекватная – вопрос действительно сложный. И во многом вот почему: самооценки «в общем» – не бывает. Как не бывает по идее и «общей оценки окружающих». Если говорить о ком-то «он хороший человек» или «он плохой человек» – тут же возникает много вопросов: в чем хороший? В чем плохой? Для кого? По каким критериям?
И формируя «собственную оценку себя», полезно в первую очередь разделять «область всей своей жизни» на маленькие отдельные области с конкретными критериями, и в каждой из них буквально сформировывать отдельную самооценку.

Кстати, можно обмолвиться и о том, отчего в таком случае может сформировываться так называемый перфекционизм: стремление «всегда быть совершенством во всех отношениях». Перфекционисты чаще всего подходят к самооценке «в общем», и более того: если они в какой-то области «менее успешны» (что бывает сплошь и рядом, ибо физически невозможно уметь всё), они не говорят о себе «мол, в этой области я мало могу, но зато…» – они выставляют себе по жизни общую «двойку». Именно за то, что они хотя бы чего-то не умеют.

Очень часто приходится слышать в кабинете нечто вроде:

«А вот никто меня не любит, и поэтому я сам(а) себя не люблю«.

Можно, конечно, сказать, что у такого клиента самооценка «чрезвычайно занижена». Но позвольте, где же тут само-оценка? Просто человек бесспорно принимает чью-то внешнюю оценку за свою собственную и с ней живет далее, несмотря ни на какие внешние изменения. Да и к слову сказать – если нет мотива к этим изменениям, если человек с этой самой внешней оценкой смирился – откуда изменениям взяться? Ведь внешние оценки, как правило, довольно ригидны, и если сам себя не станешь переоценивать адекватно – никто извне этим заниматься, как правило, не будет.
Вообще, как известно, самооценка бывает адекватной, заниженной и завышенной.

В случае сниженной самооценки человек чаще всего банально свыкается с мыслью, что он – ничтожество, нередко даже превращая это в своего рода психологический купон. И часто не подозревает, что само-оценки тут опять же как раз и нет. А поэтому вряд ли задумывается, на каком основании социум оценивает его так низко, и кому из этого социума выгодно так или иначе, чтобы он сам, этот человек, ощущал себя «вечным двоечником»?..

Не меньшие проблемы могу возникать и с завышенной самооценкой. Внешний социум (как правило, самый первый – семья, родители) внушает ребенку, что он «самый умный, самый красивый и вообще самый-самый!…» А когда ребенок попадает в другой социум – в детский сад и школу — сплошь и рядом бывает так, что «завышенная самооценка» резко сменяется на «заниженную». Потому что, ясное дело, оставаться «самым-самым» практически невозможно в среде таких же детей, тем более если им родители привили те же убеждения.

В результате расхождение между оценками дома и в школе приводит к ребенка к внутреннему ощущению неуспеха, что, как понятно, не самым лучшим образом влияет на его школьные достижения, социализацию и общий уровень притязаний. И самое сложное – детям, ощущающим нечто подобное, совершенно неясны истоки и причины всей этой проблематики, они не в состоянии на нее повлиять, — и нередко вынуждены в таком состоянии фрустрации жить по крайней мере до того сознательного возраста, когда они смогут попасть на приём к психотерапевту и разобраться с этой проблемой.

Если подробнее рассматривать механизмы формирования завышенной и заниженной самооценки, то схема вырисовывается примерно следующая.

Условно процесс воспитания детей в иерархическом социуме можно разделить на два вида. В первом варианте часто один из родителей, а то и оба, сами являются носителями импульсивной акцентуации: что в данном социуме выливается в жизненную максиму «боятся — значит, уважают». То есть добиться уважения (читай – иерархического превосходства) можно только агрессией.

В таких семьях родители (чаще папа) приходят с работы и при детях рассказывают, как

«он того-то и того-то сегодня на место поставил «,

зачастую с применением как раз агрессии и силы. То есть ребёнок вырастает со сценарием

«хочешь, чтобы тебя уважали – пугай, дави, наезжай, проявляй упреждающую агрессию».

То, что подобная стратегия воспитания практически всегда имеет негативные последствия – импульсивные воспитатели об этом не думают. Им не свойственно заглядывать настолько далеко вперёд, они сами живут сегодняшним днём и детей воспитывают так же.

Кстати, один из признаков воспитания такого ребёнка – его собственная вседозволенность. Онжеребенок и поэтому ему разрешается всё: и пинать других людей ногами в транспорте, и вытаскивать продукты из чужих сумок, и справлять нужду где приспичило. Зачастую потому, что ребёнок в такой семье рассматривается не как отдельная личность (ещё чего, социум-то иерархический?), а как «часть родителя», точнее – как полномочный представитель внутреннего Ребёнка этого родителя.

Если в родительской личности, согласно известной теории субличностей Эрика Бёрна, присутствуют только две субличности — Ребёнок и Родитель, без внутреннего Взрослого, и с учётом того, что у импульсивного человека с ведущим Ребёнком зачастую нет тяжелее ноши, чем подчиняться какой-то внешней цензуре и внешним правилам – такие родители решают проблемы собственных социальных ограничений за счёт своего фактического ребёнка. Вот ребёнку — можно все! А так как ребёнок – их часть, то это фактически «все можно нам, пусть и опосредованно».

Итак, в итоге вырастает нечто с убеждением

«хочешь уважения – проявляй агрессию и тупую силу».

Да, такого человека многие будут бояться – как боятся непредсказуемого малоадекватного зверя. Но некоторые авторы популярных книг называют это качество «высокопримативностью», или высокоранговостью.

Но даже если такой человек ведёт себя как высокоранговый примат, то в человеческом социуме это обозначает… фактически самую нижнюю ступень. Особенно в социуме, где на грубую силу всегда найдётся хитрость и крючкотворство. В подобных случаях такие прямые агрессивные люди довольно часто проигрывают, а то и оказываются в местах не столь отдалённых.

Собственно, специалисты-этологи давно пишут, что импульсивные молодые самцы – это низы иерархической пирамиды. Это те самые солдаты, которых посылают в бой ради целей верховного иерарха. А чтобы они не меняли своей стратегии поведения и оставались такими же высокопримитивными (это не опечатка) – их стремление агрессировать всячески поддерживается сверху: молодцы, крутые ребята, так и надо. И ребята честно верят в то, что они крутые, и транслируют это всем вокруг.

Именно такой человек ничтоже сумняшеся может сказать о себе –

«Я умный».

Обычно на том основании, что у него в голове одна мысль, и он в ней не сомневается.

Да, да, говорят ему сверху, ты умный, только ради бога, не задумывайся над тем, что с тобой происходит в реальности, оставайся таким же манипулируемым дурачком, потому что нам это выгодно.

Но побочным действием такого социального заказа является то, что примитивные личности страдают завышенной самооценкой и при этом демонстрируют всяческое презрение к сомневающимся: вот они бестолковые какие, думают по часу над элементарными вещами!..

Это те самые рыцари без страха и упрёка, которые ничего не боятся только потому, что не смотрят далеко вперёд и потому не видят возможной опасности. И которым не в чем себя упрекнуть потому, что они не анализируют собственные ошибки, а предпочитают вытеснять их или говорить, что «это все окружающие виноваты».

А теперь самое время рассказать о втором варианте воспитания.

В том же самом иерархическом социуме ребёнок рождается с изначальным предназначением: быть вечным Дураком, чтобы родитель всегда мог ощущать себя Начальником. Такие дети воспринимаются как игрушки или как домашние животные, которых завели «для развлечения и ощущения собственного статуса».

Кстати, помните песенку Короля из «Бременских музыкантов», которую он поёт в процессе конфликта с желающей уйти в самостоятельную жизнь Принцессой:

«Дети – наше наказанье, дали им образованье, стали дети непослушны, но без них ужасно скушно».

То есть дети нужны, «чтобы не было скушно». Ребёнок изначально поставлен развлекать родителя и одновременно повышать его ощущение собственной важности. Опять же: как домашнее животное. Но каждое домашнее животное должно всегда знать своё нижнее место, даже когда вырастет большим и с зубами: его нужно сызмальства дрессировать, чтобы потом даже с зубами слушался и не смел замахнуться на хозяина.

И ребёнку с малых лет предлагаются те или иные задания, которые он выполняет как умеет, а взрослые наблюдают за его неуклюжими попытками… и смеются. Их так умиляет, когда ребёнок в этих попытках выглядит беспомощным Дурачком. А самостоятельность ребёнка – их пугает.

Посему в этом варианте воспитания ребёнка запугивают самостоятельностью до состояния

«Если ты не будешь слушаться, мы тебя выгоним из дому, и ты умрёшь под забором, так как ничего не можешь без родителей». 

А когда такой ребёнок пробует делать что-то самостоятельно (например, выстраивать социальные и личные отношения в коллективе сверстников), иногда при этом сталкивается с некоторыми трудностями и потом приходит за советом к родителю, чаще всего слышит:

«Ты сам виноват! Подумай, что плохого ты сделал, что все к тебе так относятся!»

В связи с подобным прессингом у большинства людей возникает неосознаваемый страх при предложении «стать капитаном своей жизни». Потому, что в детстве над любыми самостоятельными попытками взрослые очень обидно смеялись и таким образом ребёнок раз от разу убеждался в том, что сам он, без родительской поддержки – ни на что не годен и ничего не умеет.

И вот такой человек либо для дальнейшей жизни без родителей постоянно ищет себе очередного импульсивного оценщика (так как тот — «умный», а он сам нет), либо приходит к психотерапевту и заказывает: «Сделайте меня рыцарем без страха и упрёка, чтобы я тоже стал умным и крутым. Нет-нет, на моих собственных свойствах личности ничего даже не предлагайте, потому что я с детства слышу, что на моих свойствах ничего успешного сделать невозможно. Так мама сказала».

Посему любые предложения «изучить собственную личность и научиться самостоятельно управлять собственной жизнью, используя возможности этой личности» – часто наталкиваются на мощные цензурные блоки. А за этими блоками стоят неосознаваемые убеждения:

«С моей личностью ничего хорошего достичь нельзя, а самостоятельно управлять – страшно, мама с детства говорила, что самостоятельность – это плохо и от этого умирают под забором».

Таким образом, подобные личности с психастенической акцентуацией, лишённые внутреннего Взрослого даже в зачаточном состоянии, консультативной психотерапии, увы, не подлежат.

Но, как правило, у большинства психастеников все-таки есть внутренний Взрослый, пусть и загнанный частенько в бессознательное. Он и помогает вытянуть эту конструкцию в логическую зону.

Оценочные проблемы, вытекающие из сложностей вписывания в окружающие стандарты, часто связаны не столько с акцентуацией, сколько с мотивационной группой. У яркого представителя второй мотивационной группы обычно нет никаких проблем с самооценкой, потому что его оценка — это социум, это тот «списочный минимум», который позволяет ему быть «не хуже других, как все или лучше других».

Есть у него квартира, машина, дача, семья и дети? Значит, он молодец, он хорош и правильным путём идёт. Нету? Значит, он плох, и может заниматься самоедством, если никак не может сравняться с актуальным для себя социумом.

А вот третья группа – там большей частью все чужие, непонятные. И самая проблемная область – на пересечении: когда третьегруппная личность обретает контаминированную второй группой внутреннюю цензуру. Как тот самый черепашонок из анекдота, выросший с попугайчиками и никак не могущий понять, почему же все вокруг могут взлететь на дерево, а он – нет.

Вообще с третьегруппниками массово очень неудобно: стандартные драйвера «делай так, как все, и будешь молодец» им не подходят, а искать каждый раз нестандартные – слишком хлопотно. Вот и пытаются их довольно часто прогнуть под эти удобные другим стандарты, переломать ещё с детства: в детстве это обычно бывает проще.

В частности, в формировании самооценки есть опасность часть личных критериев (а то и все) подменить критериями общественными.

«Вот, скажем, стану я директором банка, вот тогда я буду себя ценить». Или «Вот выйду я замуж, вот тогда я буду себя ценить».

И то, что эти жизненные вехи подчас навязываются извне, а не ваши собственные – незаметно.

Кстати, занижение собственной оценки тем вероятнее, чем меньше у личности в жизни так называемых «мест в актуальных социальных матрицах». Иными словами – чем меньше тех самых различных маленьких областей, в каждой из которых есть смысл формировать отдельные самооценки.

И еще — говоря о самооценке, нельзя не сказать несколько слов о довольно распространенной «формуле ее расчета»: мол, самооценка – это успех, разделенный на притязания, и чтобы повысить самооценку, надо либо увеличивать успех, либо уменьшать притязания…

Если бы все было так просто!..

Эта формула напоминает старый анекдот:

«Коммунизм, как известно, есть советская власть плюс электрификация всей страны; следовательно, советская власть — коммунизм минус электрификация. Или: электрификация — это коммунизм минус советская власть».

Что же до самооценки по данной формуле, то – много ли есть личностей с явно заниженной самооценкой, которые способны каким-то образом «увеличивать свой успех»? Чаще они изначально уверены, что «у них все равно ничего не получится».

Также люди с заниженной самооценкой как раз чаще уменьшают свои притязания буквально до минимума: однако повышения самооценки это у них не вызывает, скорее наоборот. А люди с завышенной самооценкой нередко не замечают своих «неуспехов» – и кроме того, постоянно увеличивают свои притязания; но на величину их собственной оценки это мало влияет.

Так что вряд ли самооценка, успех и притязания находятся именно в такой прямой зависимости.

По крайней мере, адекватная самооценка – это такая, при которой временные кризисы не приводят к обрушению всей самооценки (а точнее, может, наконец-то сказать – самовосприятия и самопознания).

У подавляющего большинства клиентов, обратившихся ко мне за консультацией по поводу самооценки, запрос примерно один:

«Как повысить свою самооценку».

То есть чаще всего эта «предполагаемая оценка внешнего эксперта» по разным причинам бывает заниженной изначально. Причины эти, к сожалению, у каждого свои, и анализировать их необходимо в процессе индивидуальной работы. Но общие рекомендации на тему «что с этим делать» – хотя бы для того, чтобы подготовиться к такой работе для большей ее эффективности – сформулировать можно.

Во-первых, любая оценка всегда субъективна. И здесь для адекватного представления о своих возможностях самый лучший способ – располагать объективной информацией о том, что вы конкретно можете или не можете в той или иной области. Именно поэтому, работая с «повышением самооценки», я прежде всего предлагаю своему клиенту возможность получить объективные знания о свойствах и специфике его собственной личности, о его собственных реальных возможностях и внутренних резервах, а также помогаю ему определиться с тем, в каких областях ему наиболее перспективно вкладываться в «повышение самооценки» посредством дополнительных знаний и умений.

Во-вторых, решая проблемы самооценки, необходимо разнести «оценку внутреннего Родителя» и оценку «Родителя внешнего«: в том числе, опять же, кому в социуме выгодно делать так, чтобы человек ощущал себя вечным неудачником? И о том, что понять это – иногда значит фактически решить проблемы с собственной оценкой и соответственно, с ее адекватностью.

Правда, иногда довольно сложно самому посмотреть на окружающий социум и себя в нем со стороны объективного аналитика: особенно если с оценкой того или иного внешнего Родителя, принимаемой вами за вашу собственную, внутреннюю, вы прожили бОльшую часть своей жизни. И то, что вы называете «самооценкой», уже достаточно жестко прописано как минимум в вашей внутренней цензуре. Поэтому это тоже тема очной работы, и нередко здесь приходится применять методы психоаналитической диагностики: из-за того, что на рациональном уровне бывает сложно разобраться в проблематике настолько «глубокого залегания».

Нередко те клиенты, которые обращаются с заказом «повысить самооценку», пытаются заменить своего внутреннего Родителя на авторитет консультанта: то есть ожидают, что консультант даст им свою более высокую «внешнюю оценку» взамен прежней.

Но по сути это будет замена одной проблемы на другую: и по этому поводу еще раз вспомню, что перед любым консультантом можно при желании снимать шляпу, но не голову.

По крайней мере, я как психотерапевт консультативного направления предлагаю вам не «заменить одни внешние оценки на другие», а обрести те полноценные «измерительные инструменты», с помощью которых вы сами сможете составить о себе уже не внешне-оценочное, а личностно-объективное представление и научитесь грамотно и в своих интересах пользоваться этими знаниями о себе.

Индивидуальные сессии с психологом