Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

Сепарация: как отделиться от родителей

Автор:
Татьяна Олейникова
Татьяна Олейникова
Сепарация: как отделиться от родителей

Сепарация: как отделиться от родителей

Сепарация — это отделение от родителей, при котором человек начинает жить самостоятельно, опираясь на собственные ресурсы, а также на свои, самостоятельно сформированные мораль, ценности, взгляды и установки. Общение с родителями осуществляется на равных, как взрослый со взрослым, с уважением к чужим границам, выборам и ответственности. 

Однажды мой клиент, бывший у меня в терапии уже более года, внезапно задал вопрос:

«Как вам кажется, я уже сепарировался от своей мамы?»

Я задумалась. Вроде бы он был вполне самостоятельным человеком, жившим отдельно, в другом городе, успешно работавшим и зарабатывающим, с личной жизнью, в детали которой он особо никого не посвящал…

По всем внешним признакам можно было сделать вывод, что сепарация состоялась. Но при этом, фигура мамы была постоянно присутствующим звеном в его воспоминаниях, мыслях, выборах и решениях.

Он был очень обижен на маму за определенное ее поведение по отношению к нему в его детстве и постоянно вспоминал об этом.

Он часто себя ограничивал, не верил в себя, запрещал себе что-либо, опираясь на те послания, которые получил от нее.

Вступая в новые отношения, сам того не осознавая, он спрашивал себя, а что же может подумать мама об этой девушке?

И при этом, он постоянно с ней спорил. Спорил у себя в голове, спорил, когда она звонила, спорил, когда приезжал к ней в гости.  

А также, он все время жаловался на то, что мама достает его советами, постоянно покупает ему какие-то вещи, которые он не носит и вмешивается в его жизнь любыми возможными способами.

То есть,  он так и не простроил личные границы, а также все еще жил с мамой. Но не той реальной женщиной, которой она являлась на тот момент, а с ее виртуальной копией, образом в собственной голове. И поэтому я считала, что настоящая, глубинная, не только физическая, но и внутрипсихическая сепарация пока не состоялась.

Кстати, это довольно распространенная история. Дети взрослеют, покидают родительский дом, начинают работать и зарабатывать себе на жизнь, могут даже завести семью, но при этом они все еще остаются в глубокой личностной зависимости от родительских фигур. И что важно и возможно, удивит вас — чем более травмирующими, неясными, неподдерживающими были отношения у ребенка с родителями в его детстве и отрочестве, тем тяжелее ему сепарироваться от них. Это происходит потому, что в семьях, где ребенку дают достаточное количество тепла и поддержки, уважают его право на выбор, на собственные желания, мысли, где его не душат гиперконтролем и опекой, где родители не вовлекают детей в свои взрослые отношения, споры, дела, основная часть энергии ребенка уходит на саморазвитие, исследование среды, обучение, выстраивание контакта с другими людьми. По сути, в такой среде он обращен на самого себя в гораздо большей степени, чем на родителей, так как отношения с ними выстроены и стабильны.

Чтобы вы лучше поняли этот тезис, приведу пример.

Представьте себе, что вы переехали жить на новое место, решили построить в этом месте дом, разбить сад, посадить огород. Чем мягче и стабильнее климат здесь, тем быстрее вы осуществите задуманное. Но если  постоянно непредсказуемо меняется погода, то бушуют ураганы, то начинаются наводнения, то наступает сильный холод и метель, а потом вдруг резко начинается жара, то вряд ли вы сможете что-то построить и вырастить. Вы будете заняты вопросами выживания в первую, вторую и третью очередь. Что за ерунда, скажете сейчас вы. Зачем мне селиться в таком месте?! Я уеду оттуда! Из места — да, а вот если ваша собственная семья является средой, где образно говоря, то бушуют ураганы, то наступает засуха, то приходят морозы, а к тому же вы — маленький ребенок, то из такого «места», к сожалению не уйдешь. И получается, что те годы, которые предназначены для подготовки к взрослой жизни, а именно обретению знаний, навыков, способности к самообслуживанию и т.д., в большей степени тратятся на приспособление к родителям, регулярно устраивающим «непогоду» в доме и в отношениях. 

Кто-то из детей с этим смиряется, принимает правила игры и начинает строить жизнь по родительским лекалам. Но такие люди, как правило, про сепарацию не думают, да и до психологов доходят редко, обычно уже тогда, когда становится совсем нелегко жить. А кто-то пытается бороться, уходить, строить собственную жизнь. Но увы, здесь тоже далеко не все дается так просто. Чем больше травмирующих ситуаций пережил ребенок, тем с более серьезным посттравматическим стрессовым расстройством ему придется иметь дело впоследствии. Чем больше предписаний, негативных представлений о себе и о жизни ему сообщали родители, тем больше ресурсов потребуется, чтобы очиститься от всего этого багажа и начать жить действительно своим умом, опираясь не на чужие и усвоенные, а на личные представления о себе. А их ведь нужно еще и выработать.

Например, человек, которому в детстве говорили родители «ты бестолочь, у тебя ничего никогда не получится», с большой вероятностью будет считать себя бестолочью, даже если добьется больших успехов. Женщины и девушки, чьи родители считали их некрасивыми или указывали им на какие-то дефекты их внешности, в 95% случаев будут думать о себе как о некрасивых, даже если они писанные красавицы. И это далеко не самый худший сценарий. Ведь очень часто те, кого звали «бестолочь», ведут себя именно как ни на что неспособные, даже если обладают высоким уровнем компетентности и навыков. Такие люди могут годами не решаться начать новое дело, хотя уже давно готовы к этому на профессиональном уровне. А сколько женщин совершенно не следят за собой, отказывают себе в элементарных женских радостях, стесняются вступать в отношения, только потому что считают, что они дурнушки?

Есть еще один  сценарий, сильно влияющий на жизнь, чаще всего в негативной форме. Это отрицание всех черт и запрет на любое поведение, которое ассоциируются с «плохим родителем».

Однажды ко мне обратился мужчина средних лет, с запросом «помогите мне урегулировать отношения с деньгами». Несмотря на большие заработки, он постоянно имел долги и кредиты. Даже сессии со мной он оплачивал за пару месяцев вперед, как только приходила зарплата, потому что «потом денег на терапию может и не остаться». Когда стали разбирать почему, выяснилось, что он совершенно не соизмеряет свои доходы с расходами.

К примеру, одну из зарплат он полностью спустил на покупку двух пар туфель и пиджаков одной  очень дорогой марки. Когда я спросила его, зачем он покупает настолько дорогие вещи, ответ стал несколько неожиданным для меня, потому что обычно подобные траты совершают люди, верящие, что именно благодаря этому кашемировому пиджаку, с логотипом дорогого бренда они станут значимыми и заметными. Но он сказал:

«мой отец был настолько скупым, что имея очень солидную по советским меркам зарплату, заставлял маму и всех нас питаться самой дешевой едой и носить самые дешевые вещи. И в детстве я решил, что ни за что, никогда не буду таким как он.» 

Когда я ответила ему, что он, проявляя противоположное поведение, переживает ровно такие же чувства, какие испытывал в детстве рядом со скупым отцом, он оторопел.

«Ну как же, ты же десять минут назад рассказывал мне, как тебе неприятно, стыдно и унизительно доживать остаток месяца, питаясь дошираком, потому что ни покупку нормальной еды, ни походы в ресторан ты уже себе позволить не можешь, разве это не то же самое, что ты испытывал в детстве?»,

и этот мой комментарий был шоковым для него. Ведь он так хотел не быть таким как отец!

Еще более глубоким слоем сепарации является система представлений о жизни. Опять же, парадоксальным образом, дети, у которых была стабильная, счастливая и поддерживающая семья, гораздо более свободны от родительских представлений и предписаний, чем те, кто находился в нестабильной и травмирующей среде. Это возможно именно потому, что у них было гораздо больше возможностей для составления собственного мнения о жизни, потому что они имели больше времени и сил для взаимодействия с ней и другими, нежели дети, большая часть внимания которых была направлена на урегулирование отношений с родителями. Плюс, в счастливых семьях гораздо реже услышишь установки «никому нельзя доверять», «все люди обманщики», «мир очень опасный», «нельзя делать то то и то то», «что о тебе подумают люди». А в семьях с «плохой погодой в доме» эти установки зачастую транслируются родителями непрерывно. И к тому же эти самые родители собственным поведением их подтверждают собственные же убеждения. 

Кроме этого, существует еще один вид несепарации. Это процесс, при котором дети «усыновляют» своих родителей. Такой сценарий возможен, если родитель не берет на себя ответственность за свою роль, не справляется с ней, настаивает на собственной немощности, слабости и некомпетентности, передавая свои родительские обязанности собственным детям. Ребенок, осуществляющий этот сценарий, очень часто не создает собственную семью, а если и создает, полностью подчиняет ее существование обслуживанию родительской семейной системы.

Ну и последнее, о чем бы хотелось сказать, это о привычках, паттернах поведения, которые вырабатываются в плохом семейном климате и так же мешают полной сепарации впоследствии. Перечислю самые распространенные из них:

Отсутствие развитого навыка заботиться о себе, слушать и слышать себя, свои запросы и потребности. Он не вырабатывается потому, что родители не заботились, не слышали и не слушали, а скорее, вынуждали обращать гораздо больше внимания на других, чем на себя.

Страх действовать, говорить, проявлять себя. Потому что родители все время атаковали и критиковали. Впоследствии дети, прошедшие через подобное отношение, став взрослыми, будут постоянно ждать атак и сдерживать себя при малейшей кажущейся опасности. И злиться на среду, окружающих и …родителей.

Слепое следование семейным предписаниям, сценариям и стереотипам, даже если они уже не помогают лучше жить, а наоборот, только ограничивают и мешают.

Низкая самооценка, отсутствие веры в себя, свои способности.

Большой объем вытесненных психологических переживаний, как то гнев, вина, злость, стыд, бессилие, обида и т.д. Не будучи пережитыми в свое время ( а в детстве это далеко не всегда возможно сделать), они становятся причиной депрессии, различных психосоматических заболеваний, острых реакций на вроде бы нейтральные стимулы. 

Получается, что настоящая, глубинная сепарация при наличии определенных жизненных обстоятельств становится длительным процессом, зачастую требующим серьезной психотерапии и времени. Приводят ли эти вложения к результату? Несомненно. К слову, о клиенте, который тратил слишком много — через год после начала терапии он избавился от всех долгов, а не так давно купил квартиру, которая полностью соответствовала его потребностям и запросам. И не в кредит, а на собственные, отложенные средства.

В завершение хочу дать вам небольшой список вопросов, которые могут помочь вам определить степень собственной сепарации:

Как часто вы вспоминаете о своем детстве с болью?

Как часто вы злитесь на своих родителей, когда думаете о них или общаетесь с ними?

Как часто они дают вам непрошеные советы, лезут в вашу жизнь, выбирают и решают что-то за вас?

Какие убеждения о себе и мире пришли из родительской семьи и все еще остаются с вами, даже если и мешают вам?

По поводу выявления скрытых сценариев лучше обратиться к психологу, далеко не всегда мы можем сделать это сами. 

И если вы поняли, что ваша личная сепарация не завершена, я также рекомендую терапию. Это поможет сильно изменить свою жизнь к лучшему