Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

РАЗВОД

Автор:
Татьяна Олейникова
РАЗВОД
РАЗВОД

Не секрет, что в жизни иных супружеских пар однажды наступает момент, когда вдруг становится ясно: что ни делай, развод неминуем. К тому же супруги уже, вроде бы, намучились друг с другом настолько, что расставание кажется лучшим выходом. Как грамотно выйти из ситуации развода с наименьшими потерями — в первую очередь психологическими?

— Скоро мы будем счастливы!
— Да, осталось каких-то две недели.
— Как было бы хорошо, если бы это произошло завтра…
— Невозможно, дорогая, ведь не одни мы с тобой разводимся.

Как известно, развод считается одним из достаточно стрессогенных факторов в жизни человека. На тему «как пережить развод» публикуется много статей и даже книг, по вопросам развода специализируются психологи и адвокаты, а также называется много причин, которые приводят к распаду семьи: от всем известного быта до столь же банальной «сексуальной несовместимости».

Как уже приходилось говорить, семья – это некое ЗАО, благополучие которого целиком и полностью зависит от обоих «акционеров»: от их способности находить общий язык и идти на компромиссы, от их умения вместе решать проблемы и, согласно определению супружества, «везти общий жизненный воз в одном направлении». Но если оба супруга окончательно убедились в том, что цели и задачи у них теперь достаточно разные, и общего направления уже нет, и общего груза задач нет тоже, и в общей упряжке они сознательно или невольно тянут в разные стороны, причем договориться упорно не получается, – возможно, в такой ситуации развод будет лучшим выходом. По крайней мере, если оба участника конфликта не имеют каких-то иных неявных целей в данной ситуации.

Одной из частых причин развода считается измена. Однако «любовный треугольник» не провоцирует наступление разводной ситуации, а лишь подтверждает ее наступление. То же самое с бытовыми сложностями, с «несовместимостью» в постели, с денежными трудностями и тому подобным. Похожие проблемы наверняка были в семье и раньше. Но тогда супруги где-то этого и не замечали, а где-то преодолевали подобные трудности вдвоем. А теперь любая неурядица становится серьезным камнем преткновения, потому что решают они ее не вместе, а каждый отдельно. К тому же накопилось столько взаимных обид, что каждый причиной таких неурядиц считает только своего супруга.
Конечно, говорить о необходимости развода надо, анализируя каждую конкретную ситуацию. Однако есть один основной признак: если каждый из супругов убежден, что для достижения согласия нужно измениться не ему самому и даже не обоим, а именно второму партнеру по браку. И если в ход пошли фразы типа:

«Если бы не ты, мы были бы счастливы».

Увы, изменить «ядро личности» взрослого человека, причем помимо его воли и желания – невозможно. И если кажется, что все изменится к лучшему, стоит только изменить характер супруга – тогда логичнее менять этот характер вместе с самим супругом.

Однако даже если решение о разводе принято вроде бы хладнокровно и взаимно – все равно это решение может повлечь за собой проблемы эмоционального характера. Ведь семья – это не простое ЗАО, его участники связаны между собой не только «уставом акционеров», а еще и некими любовными отношениями, — по крайней мере, были связаны тогда, когда решали регистрировать брак. А в ситуации развода любовные эмоции запросто могу превратиться в напряженную ненависть: особенно если имеются разногласия на тему «как делить имущество» или «с кем останутся дети». Тем более что формальные претензии здесь – только вершина айсберга, а «подводная часть», как правило, состоит из стремления «отомстить провинившемуся супругу», оставить в своих руках «рычаги управления ситуацией» (в виде тех же детей), реализовать свою власть (здесь опять же нередко ребенок выступает именно как объект будущей манипуляции вторым супругом). И наиболее тяжело и жестко протекают разводы у людей с эпилептоидной акцентуацией: то есть у тех, для кого самыми большими ценностями в жизни являются как раз власть и имущество.

Поэтому любой развод – чрезвычайно «затратное» по эмоциям дело: наверное, как хирургическая операция. Но к такой операции нередко приходится прибегать, если «консервативные методы лечения» результатов не дают. И если люди построили семью во взаимной надежде, что «в браке он(она) изменится», но ни один из них не готов менять свой образ жизни – тогда, возможно, «операция»действительно будет эффективнее «консервативного лечения».

Адвокат спрашивает:
— Что бы вы хотели получить после развода?
— Я бы хотела получить детей, квартиру, машину и… своего бывшего мужа.

Некоторые пары в ситуации назревающего развода пытаются, несмотря ни на что, «сохранить семью». Кто ради карьеры, кто ради детей, кто по имущественным соображениям, кто в угоду общественному мнению… Но вскоре они могут настолько возненавидеть друг друга, что разойтись им придется ради собственной безопасности. И тогда ни о каком относительно мирном разводе речи идти не может: они досохраняли свою «семью» до того, что уже не могут спокойно глядеть друг на друга: так и тянет чем-нибудь замахнуться.

О формулировке «сохранить семью» хочется сказать особо. Есть такой термин – «развод в ходу», когда распад прежней семьи уже практически не остановить: а точнее, семьи в ее изначальном понимании – того самого ЗАО, скрепленного еще и эмоциональной привязанностью – уже нет. Она давно разрушена, и решение о разводе – лишь констатация факта. Сохранять такую семью – то есть пытаться заставить супругов жить вместе, несмотря на имеющиеся разногласия и невозможность компромиссов – то же самое, простите за сравнение, что пытаться оживить покойника. И если прошлые семейные отношения уже не поддаются реанимации, конструктивнее будет перестать себя обманывать и начать думать о том, как построить отношения новые. Возможно – с тем же самым человеком: это, пожалуй, единственный возможный вариант «спасения семьи» в ситуации назревающего развода. Но это будет опять же не спасение прошлой семьи, а создание новой. Возможно, на новых условиях, с новыми принципами и «уставом», разобравшись с прошлыми проблемами.

Иногда после развода у супругов появляется чувство вины. Мол, не смог сохранить семью, не смогла удержать мужа… Интересно, что чувства – прямо противоположные началу ситуации развода: помните, там каждый обвиняет во всех несчастьях исключительно супруга, а когда развод произошел – начинает казнить самого себя. Но не потому, что больше некого – просто после развода человек ощущает себя неудачником. Бывают даже такие мысли:

«Мой муж (жена) нехороший человек, но ведь я по собственному выбору на ней женился (вышла за него)!»

Довольно часто, кстати, подобным чувством вины страдает женщина. Вообще в массах бытует убеждение, что обеспечивать материально семью должен муж, а отвечать за прочность домашнего очага обязана жена. Но в нынешнем Семейном кодексе указано, что распределение семейных обязанностей – личное дело супругов. Именно из-за убеждения, что жена отвечает за «сохранность семьи» целиком и полностью, женщина нередко предпочтет терпеть ненавистного мужа, чем развестись и в качестве дополнительной психотравмы выслушивать упреки.

Но наиболее мощным стрессом развод становится для того, кто к нему был… не готов. Прежде всего психологически. Когда супруги приходят к такому решению совместно (что бывает довольно редко) – и то, как видно, возникает много сопутствующих проблем. Но гораздо тяжелее, когда один из супругов совершенно внезапно для себя узнает, что второй решил с ним развестись. Вот это стресс в десятки раз сильнее: потому что те изменения, которые всегда наступают после расторжения брака, застают человека врасплох. Особенно если он и не подозревал о том, что его партнер по браку «чем-то недоволен», причем до такой степени, что решается на развод. Безусловно, и этот факт много говорит об уровне взаимопонимания и контакта между супругами. Но как бы то ни было – развод внезапный, незапланированный, неожиданный достаточно сильно выбивает из колеи, приводит к расстройствам невротического характера, тяжелому чувству вины или жажде мести, и так или иначе «выбивает почву из-под ног».

Вообще любой развод тяжел прежде всего тем, что это определенного рода смена социальной матрицы. Кстати, вопреки общепринятым представлениям о «привлекательности изменений в жизни», мало кто реально готов что-то в своем жизненном модусе серьезно менять. Да, «поменять образ жизни» – модный и популярный совет, однако это куда сложнее осуществить, чем посоветовать. Человек, устанавливая с годами свой жизненный распорядок и свои формы взаимодействия с окружающим его актуальным социумом, опирается на некоторые свои внутренние установки и потребности, и любая кардинальная смена или частичная коррекция образа жизни начинается с пересмотра и смены этих самых бессознательных установок: что далеко не всегда приятно и легко. А уж когда их приходится менять против воли и внезапно – человек как раз и оказывается в явной стрессогенной ситуации. А с другой стороны – к напряженным отношениям в семье «вроде уже и притерпелся», кроме того – присутствует убежденность «семью надо сохранять ради детей», потом опять же – «что люди скажут», и к тому же смена социального статуса часто дается нелегко сама по себе («Раньше я был(а) муж (жена), а теперь я кто?..») И тут же — пресловутое «Я тебе всю жизнь отдал(а)!», которое в переводе с языка бессознательного на язык логики значит примерно следующее:

«Я прожил(а) в браке с тобой много лет и опасаюсь, что теперь буду уже не востребован(а), а мне спокойнее всего жить в статусе мужа(жены), поэтому я против развода, пусть даже наши отношения весьма напряженные: лучше так, чем никак».

Это отдельная проблема, когда основная личностная идентификация человека завязана исключительно на наличие у него семьи (я — муж, я — жена, и всё). Таким людям развод дается особенно болезненно, тем более если у них нет кандидатуры для последующего (иногда весьма скоропалительного) брака. Но кстати, в таком скоропалительном браке, часто призванном только сохранить социальный статус как таковой, из-за непроработанных проблем человек тоже довольно скоро приходит к разводу.

— Почему они разошлись?
— Никто не знает!
— Какой ужас!

Итак, развод приводит к достаточно существенным жизненным изменениям: к смене социального окружения (особенно если это окружение было во многом завязано на супруга), смене привычного структурирования времени (даже если в распавшемся браке это было постоянное выяснение отношений, игры в треугольник Карпмана или созависимость), смене жизненных приоритетов (даже если прежними были «как бы что-то сделать, чтобы мой(моя) не узнал(а)»). Даже спать после развода некоторым тяжело в одиночку: пусть отношения в самом деле были из рук вон плохими, но это уже привычка, которую тоже менять тяжело! Некоторые женщины прибавляют в весе после развода: и не столько потому, что «заедают стресс», сколько потому, что в силу той же привычки продолжают готовить «на двоих».

В любом случае, чем больше аспектов жизни у человека завязано на супруга (и чем менее он ценит себя как самостоятельную значимую личность), тем тяжелее и сложнее проходит развод. И чем внезапнее ситуация развода, тем труднее «быстро обрести почву под ногами»: потому что новые матрицы не выстраиваются быстро, и чтобы обзавестись новым окружением вместо старого, нужно время, а навыки общения с социумом зачастую утрачены за время семейной жизни, а то и не приобретены вообще перед браком (мол, вышла замуж (женился) – чего еще надо?..) Кроме того, как было сказано выше, человек иногда банально не хочет вписываться в новые социальные матрицы и формировать новые потребности. Здесь, кстати, тоже довольно часто звучит заказ «сохранить семью», который тоже можно перевести с языка бессознательного примерно таким образом:

«Я в принципе не хочу никакой новой жизни: верните мне старую».

Здесь приходится объяснять, что «старая жизнь» как таковая, особенно жизнь семейная, в силу свершившихся изменений (в первую очередь в отношениях) уже практически не существует: это факт, как, например, то, что на улице идет дождь. Да, это может не нравиться, но этого не отменить. А можно взять зонтик и резиновые сапоги, и дальше двигаться к своим целям с учетом реальной обстановки.

И тут может выясниться еще одна проблема: что своих целей у человека тоже может не быть. Да, он разводится потому, что прежние, общие с супругом цели (если таковые были в принципе) перестали быть общими, и кажется, что уже бессмысленно «тащить супружеский воз вдвоем». Но часто в таких случаях и компромисс не находится, и вариант развода категорически игнорируется: потому что в этом случае не будет вообще никаких целей в жизни и не будет понятно, «что делать дальше».

Но иногда проблема развода не столько в резком изменении жизни и окружающей социальной системы, сколько опять же в реакции этой самой системы. Потому что подобный стресс испытывают и вдовцы, особенно когда потеря супруга тоже происходит внезапно: однако при разводе, если можно так сказать, человек не получает от общества, как вдовец, неких «поддерживающих поглаживаний». Разводящемуся гораздо реже сочувствуют, его гораздо слабее поддерживают, ему практически не сострадают, а подчас в реакциях окружающих вообще сквозит пресловутое

«Сам(а) виноват(а)».

Но опять же, в случае развода искать виноватого совершенно бессмысленно. Либо надо сказать, что виноваты оба так или иначе, либо – что эффективнее — признать, что это не вина обоих супругов, а их беда: в том, что семейная жизнь, начинаясь по традиции с красивой сказки, в итоге по разным причинам превратилась в сказку довольно страшную. Часто это происходит вовсе не от злого умысла, а по банальному незнанию и неумению общаться: в том числе общаться и с собственным мужем (женой).

Но все равно общество часто награждает разводящихся «социальными подзатыльниками»: иногда разведенные теряют в карьерном росте, в доверии начальства и сотрудников, у них портятся отношения с родственниками (особенно если отношения складываются по принципу мегасемьи). А что уж говорить про падение собственной самооценки, про нередкое ощущение «брошенности» (особенно если развод был по инициативе второго супруга), про страх одиночества и «никомуненужности»? Жизнь после развода многих пугает настолько, что ужасному концу – разводу – они предпочитают «ужас без конца»: кстати, в основном в таких случаях и приходят с заказом «сохранить семью», а де-факто – надеясь хоть как-то склеить осколки разрушенной семейной жизни и потом делать вид, что это целая полноценная посуда.

Поэтому, работая с подобными случаями, приходится прежде всего анализировать ситуацию с каждым из супругов отдельно: какие проблемы возникли у него(нее), с какими личными бессознательными потребностями и сложностями проблемы были связаны, какова вероятность в данном случае пойти на компромисс и договориться, или оптимальным решением в данном случае будет прекращение старых отношений и создание новых? И снова повторю, что вероятно, эти отношения можно создать и с прежним супругом, но – только в том случае, если оба готовы формировать новые принципы совместной жизни вместо тех, которые, собственно, привели к разводу.

А если решение о разводе принято – максимально облегчить эту процедуру в эмоциональном плане помогает определенность в том, что даст конкретно вам этот развод, к чему он приведет лично вас, и что вас ждет после, когда брак будет расторгнут. Как лично вы будете жить, чем заниматься, как структурировать время, какое место займете в своей новой социальной матрице (не исключено, что место будет и гораздо лучше, если не цепляться за прошлое со страхом «Да я лучше потерплю, только бы ничего не менять»). Новую жизнь вряд ли удастся построить на старых принципах, но многое можно улучшить с учетом опыта, приобретенного на прошлых ошибках. На базе этого опыта можно намного эффективнее научиться самостоятельно разбираться в себе и людях, строить новые отношения на более конструктивной основе, поняв, где и как прежняя база «подвела». Это тот самый опыт, который, как известно, «сын ошибок трудных»; но который при необходимом осознании помогает стать в жизни самостоятельнее и устойчивее.

Вообще развод – это практически всегда довольно большой и хорошо запутанный клубок разного рода социально-психологических проблем, распутать который самостоятельно подчас бывает очень сложно. И моя работа как консультативного психотерапевта – помочь клиенту разобраться в ситуации, проанализировать ее причины, подстраховаться от новых ошибок. И самое, пожалуй, главное – помочь увидеть и спроектировать новую жизнь после развода. Причем для каждого – свою, индивидуальную. Чтобы развод – если уж он обоснован и неизбежен – стал для моего клиента не столько выходом из затянувшейся проблемной ситуации, сколько входом: в новое качество жизни и, возможно, в новое собственное счастье.

Индивидуальные сессии с психологом